КТО, КУДА И ЗАЧЕМ ПЛЫВЕТ В КНИЖНОЙ СЕРИИ «КОВЧЕГ»?

04.04.2019

КТО, КУДА И ЗАЧЕМ ПЛЫВЕТ В КНИЖНОЙ СЕРИИ «КОВЧЕГ»?

Малоизвестных, но самых талантливых авторов писатель Андрей Геласимов собирает в книжной серии "Ковчег". Недавно вышла первая книга этой серии - сборник рассказов «Ковчег», которая представляет самых первых "безымянных звезд". Кто они? Чем занимаются по жизни? Что думают про современную русскую прозу, в которой издается так много конкурентов, что отвлечь на себя читательское внимание им будет непросто. Что интересного они могут рассказать о себе? Что в них хорошего и за что, например, им стоит дать литературную премию? Предлагаю скорее знакомиться с ними, пока они не стали знаменитыми и готовы отвечать на любые вопросы. Наступит время, когда за ними будут охотиться разные издательства и многие из них, как Пелевин, будут прятаться от СМИ. Но пока они «ковчеговцы», у нас в «Городце» есть возможность запросто с ними поговорить. Сразу со всеми и по чуть-чуть с каждым по отдельности. Итак, начнем.  

Собенина3.jpg

Ольга Собенина – автор рассказов «Две принцессы», «Счастливый мальчик» – сценарист, окончила институт иностранных языков имени Мориса Тореза и факультет журналистики РГСУ. Лауреат российских драматургических конкурсов. Сериал «Вольная грамота» – по сценарию Ольги Собениной. Он вошёл в лонг-листы премий «ТЭФИ» и «Золотой Орёл», отмечен российскими кинокритиками.

- Ольга, как опыт сценариста помогает вам писать рассказы?

- Да, я сценарист, и моя работа – рассказывать истории. Это профессия прекрасная и болезненная. Ты вкладываешь в сценарий душу, время, силы, ищешь в себе болевые точки, бередишь раны, чтобы твой личный эмоциональный опыт дал жизнь киногероям, сделал образы правдивыми. При этом ты обязан учитывать формат, цензурные и жанровые требования, бюджетные ограничения, правила драматургии. Ты не можешь игнорировать вкусовые и стилистические требования редакторов и продюсеров.

- Бесят они вас, наверное?

- Нет. Самую жёсткую критику ты принимаешь как помощь. И твоя личная история становится коллективным проектом, перестаёт тебе принадлежать. Ты ждёшь первого съёмочного дня, а он не наступает, потому что, например, поменялась политика канала. Либо ты ждёшь премьеры и не узнаёшь своего произведения, так тоже случается. А иногда твоё кино получается, и ты не веришь в своё счастье.

- То есть, сценарист, далеко не композитор, его «партитуру» могут курочить все кому не лень, и режиссер и продюсер, и актеры…

- Сценаристы – стойкие оловянные солдатики киноиндустрии, как видите, драматург и писатель – смежные профессии, но очень разные.

- И вы пишете рассказы, чтобы не потерять себя?

- Я пишу прозу, чтобы сделать вдох и выдох. Чтобы высказаться без оглядки на чьи-либо требования. Чтобы осмыслить происходящее. Это как смотреть на горизонт, или на течение реки, или на огонь, обретая силы работать дальше.

Гумерова-1.jpg

Альбина Гумерова – автор рассказа «Лидуша» – работала редактором в молодёжном журнале, журналистом, редактором сайта, переводчиком с татарского на русский, писала критические статьи о кино и театральные обзоры. А сейчас она руководитель литературно-драматургической части Московского детского камерного театра кукол.

- Альбина, чем вы отличаетесь от других прозаиков?

- О! Легче ответить, чем я отличаюсь от себя! Да, я сама внешне не похожа на свою прозу. Это не моё мнение, мне так говорили люди, друг с другом не знакомые и со мной не знакомые. Прочитав мои рассказы, читатель почему-то представляет себе женщину очень взрослую и большую. А я метр с кепкой, худая, 42 кг. Мне не верят, когда я говорю, что у меня есть ребенок, сомневаются, когда я говорю: «Да, я это написала».

- Т.е., ваши размеры совсем не соответствуют вашим масштабам!

- Кроме прозы я занимаюсь драматургией, пишу пьесы для театра и киносценарии, а также инсценировки по прозе. Драматурги мне говорят: «Какой литературный сценарий! Это киноповесть, а не сценарий! Вам надо писать прозу». А на семинаре прозаиков слышу: «Какие кинематографичные рассказы! Это же кино, а не литература! Вам надо писать сценарии!». Таким образом, я ни тут, ни там, а будто между мирами. Наверное, в этом отличие… или особенность. )))

- И все же, к чему душа лежит более всего?

- По первому образованию я актриса русского драматического театра, затем были Литинститут и ВГИК. Сейчас работаю в театре, но не актрисой, а заведующим литературной частью. Мечтаю получить рабочую профессию, научиться шить, например. Есть мысли выучиться на медсестру и на водителя малых судов. Хочется поработать в кино не только как драматург. Образование актрисы в писательстве помогает очень. Я пишу и одновременно играю. Возможно, поэтому письмо моё эмоционально…

- За что Вам стоит дать литературную премию?

- За мой трудоголизм! Я пробиралась к самой себе (и продолжаю пробираться, продираться), дописывалась до истины в себе. Больше половины написанных текстов в корзину, конечно. Но я классический пример «от количества к качеству». Не талантом – работой. За смелость. Я всё время пытаюсь быть разной, не боюсь ошибаться или выглядеть смешно.

Якутский.jpg

Александр Якутский – автор рассказов «Женщина-жираф», «Друг мой Мишка», «Прятки» – работал в геологии, на Запорожском автозаводе, на горно-обогатительном комбинате, в одной из крупных российских интернет-компаний. В настоящее время — программист.

- Александр, с высоты… , нет из глубин жизненного и профессионального опыта и читательского, в том числе, скажите, чего не хватает современной русской прозе и жанру короткого рассказа, в частности?

- Мне бы хотелось, чтобы в нашей прозе было больше оптимизма. Нет, я не за идиотически-жизнерадостный оптимизм, который не замечает проблем. Я за то мироощущение, когда печаль, сложность, даже агрессивность мира - необходимые, но не окончательные его атрибуты. Все горести и напасти нам необходимы, чтобы преодолевать их, и тем самым становиться и быть людьми. Без них, без их преодоления, мы - зрители на непонятном кинофильме, снятом не для нас. 

Ещё мне бы хотелось пожелать нашей современной прозе больше хорошей, заинтересованной критики. Не потока хвалебных или ругательных рецензий на автора/произведение. А именно вдумчивой критики, умеющей обобщать, идеализировать (переводить на язык идей) и вписывать в мировой контекст наш русский литературный мир.

- Чем вы отличаетесь от других писателей? На какие особенности  стоит обратить внимание литературным критикам, и достойны ли они – эти ваши особенности - литературной премии?

- Очень может быть, что в писательском мире полным-полно думающих и пишущих ровно как я. От них я отличаюсь только именем и мелкими деталями внешности. Думаю, на "Ковчеге" нас таких - полно. Что же касается всего остального... Думаю, нобелевский комитет присудит мне премию с такой, примерно, формулировкой: "Этот парень побеждает обыденность, вырывает читателя из порочного круга повседневной вялой суеты. Кроме того, он объявил себя наследником Эдгара По и под внешней, увлекательной фабульно-сюжетной оболочкой зачастую прячет слой загадочный, парадоксальный, иногда выворачивающий историю наизнанку. Так что внимательный читатель может прочитать не одну, а несколько историй в каждом его рассказе."

- Здорово! А о чем вам хочется написать или что высветить в нашей жизни?

- В этом мире у меня есть один враг: психология потребления. Ну, и общество «потреблятства», на этой психологии построенное. Любой мой художественный текст так или иначе направлен против этого врага. Не важно, о чём мой рассказ или роман: об императоре Нероне, об Илье Муромце, о косморазведчике или об обычном мальчике, укравшем марку. Кто бы ни действовал в тексте, с кем/чем он бы ни боролся, враг у нас один: потреблятство и его вечная спутница - духовная нищета.

- Вы программист. Интересно, это как-то отражается на вашем писательском творчестве?

- Эта профессия страшно мешает мне в писательстве. Более того, литературой я пытаюсь спастись от своей профессии. Которую очень люблю, кстати, и лучшей не знаю.

- Парадокс!

- Не думаю. Дело в том, что программирование - тоже творчество, и очень увлекательное. Но в то же время, очень жёсткое и ограниченное ворохом непререкаемых законов, методик и табу. Более того, программируя, приходится использовать искусственные языки, сухие и супер-логичные. Всё это настраивает мозг на определённый излишне формализованный лад. Вот и стараюсь, добравшись до писательства, спускать воображение с цепи, куда оно, туда и я. И если получается, значит, мы с воображением и моим читателем всё ещё умеем сбегать от программирования в увлекательные алогичные миры. И значит - программирование всё таки помогает. Хотя бы тем, что стоит за спиной суровым пугалом, заставляя убегать в сказку и сон.

 

На этом представлении первой тройки «ковчеговцев» мы прервемся. Продолжение следует. Советуем почитать произведения наших героев, пройти и взять книгу по этой ссылке: https://clck.ru/FKKLs

 

Поговорил с авторами Владимир Чернец.

 


ИД «Городец»

Издательский Дом «Городец» создан в 1996 году. За короткий срок он стал одним из лидеров среди издательств России и стран СНГ.

Подписка на новости издательства